Главная » Рубрики » Евангелие на каждый день » Четверг 13-й седмицы по Пятидесятнице
 
Четверг 13-й седмицы по Пятидесятнице  
О хуле на Духа Святого

Базилика Святого аполлинария Невского иностранная мозаика монах христианство религия нимбНепонимание действий и жизни Иисуса, которое описывалось в других евангельских чтениях, приводило к тому, что некоторые говорили: «в Нем нечистый дух». Об этом повествует сегодняшнее Евангелие.


На это Иисус отвечает, что хула на Духа Святого не простится ни в сем веке, ни в будущем (Мф. 12:32; Мк. 3:29; Лк. 12:10). В жизни Иисуса Дух Святой действует особым образом. От Духа Святого без участия мужа Дева Мария зачала божественного Младенца. Иоанн пророчествует о том, что Иисус будет крестить Духом Святым и огнем. Сразу после крещения Дух поведет Иисуса в пустыню (Мф. 4:1; Мк. 1:12; Лк. 4:1). Духом Божиим Иисус будет изгонять бесов (Мф. 12:28). Обещание Святого Духа станет одной из главных тем прощальной беседы Иисуса с учениками (Ин. 14:16–17, 26; 15:26; 16:7–15). По воскресении Иисус дунет и скажет ученикам: «Приимите Духа Святого» (Ин. 20:22). А в день Пятидесятницы Дух Святой сойдет на учеников в виде огненных языков (Деян. 2:4).


Эти слова звучат как один из афоризмов, которые Иисус повторял в разных ситуациях. По отношению к Иисусу и Его делу невозможно сохранять нейтралитет: можно быть либо за Него, либо против; третьего не дано.

 

На протяжении всей евангельской истории мы видим, как одни люди положительно реагируют на чудеса и слова Иисуса, веруют в Него и идут за Ним, а другие, наоборот, чем больше видят Его чудес и чем больше слышат слов, тем более ожесточаются. Дело и проповедь Иисуса становятся судом для мира. На этом суде одни получают оправдание, другие осуждение; одни оказываются по правую руку от Иисуса, другие по левую (Мф. 25:33). Благодаря Ему невидящие обретают видение, но те, кто считают себя видящими, если не принимают Его, в действительности оказываются слепыми (Ин. 9:39). По вере в Иисуса больные исцеляются, бесноватые освобождаются от одержимости; те же, кто не уверовал, становятся на сторону сил, с которыми Иисус борется, то есть на сторону диавола.

 

Когда идет бой, нейтралитет невозможен: человек либо воюет на одной стороне, либо на другой. С кем и за кого воевать — в данном случае зависит от выбора самого человека. Каждый раз, когда совершается то или иное чудо, Иисус ставит его участников и свидетелей перед выбором: быть с Ним или быть против Него. Этот выбор встает перед каждым конкретным человеком; перед целыми категориями лиц (например, книжниками и фарисеями); он встанет и перед всем Израильским народом, когда Сам Иисус окажется подсудимым.

 

Иисус произносит странные слова о том, что хула на Сына Человеческого простительна, а хула на Духа Святого «не простится». Сегодняшнему евангельскому фрагменту предшествует целая серия повествований с одним и тем же повторяющимся мотивом. Этот мотив звучит в двух вариациях: 1) Иисуса обвиняют в том, что Он оперирует бесовской силой; 2) Его обвиняют в том, что Он Сам одержим бесом. Под хулой на Духа Святого понимается обвинение в том, что Он изгоняет бесов силой веельзевула.

Святитель Иоанн Златоуст слова о простительности хулы на Сына Человеческого понимает в том смысле, что, пока Иисус не был прославлен, пока Он пребывал в смиренном облике человека, ошибка в суждении о Нем была простительна. Так, например, Иисус снисходительно относился к предположениям, что Он — воскресший Иоанн Креститель или один из древних пророков; Он терпеливо переносил непонимание окружающих, в том числе Своих учеников. Но Он категорически отрицал право обвинять Его в том, что оперирует бесовской силой: это обвинение Он считал хулой не против Него Самого, а против действующего в Нем Духа Святого. 

 

Отвечая на обвинение в обладании нечистым духом, Иисус подчеркивает свою Божественную природу. Эта природа стоит и выше всех родственных связей, поэтому Он не следует зову Своих родственников.


Иоанн Златоуст так комментирует этот эпизод: «Без добродетели нет никакой пользы и Христа носить в чреве и родить этот дивный плод. Это особенно видно из приведенных слов… „Кто Матерь Моя? и кто братья Мои“? Это говорит Он не потому, чтобы стыдился Матери Своей, или отвергал родившую Его, — если бы Он стыдился, то и не прошел бы сквозь утробу ее, — но желал этим показать, что от того нет ей никакой пользы, если она не исполнит всего должного. В самом деле, поступок ее происходил от излишней ревности к правам своим. Ей хотелось показать народу свою власть над Сыном, о Котором она еще не думала высоко; а потому и приступила не вовремя. Итак, смотри, какая неосмотрительность со стороны ее и братьев! Им надлежало бы войти и слушать вместе с народом, или, если не хотели этого сделать, дожидаться окончания беседы, и потом уже подойти... Так как они думали о Нем как о простом человеке, и тщеславились, то Он исторгает этот недуг, не оскорбляя, впрочем, их, но исправляя... Он не хотел оскорбить их, но избавить их от мучительной страсти, мало-помалу привести их к правильному о Себе понятию и убедить, что Он не Сын только Матери Своей, но и Господь».

Митрополит Илларион (Алфеев)

 

Евангелие святого апостола Марка,
 глава 3, стихи 28 - 35:

28 Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили;
29 но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению.
30 Сие сказал Он, потому что говорили: в Нем нечистый дух.
31 И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его.
32 Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот, Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя.
33 И отвечал им: кто матерь Моя и братья Мои?
34 И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои;
35 ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и матерь.





Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Марка
 (Мк. 3:28-35)

Мк.3:28. Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили;
Мк.3:29. но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению.
Мк.3:30. Сие сказал Он, потому что говорили: в Нем нечистый дух.

То, что Господь говорит здесь, означает следующее: люди, согрешающие во всем прочем, еще могут извиняться чем-нибудь и получить прощение, по Божию снисхождению к слабости человеческой. Например, кои называли Господа ядцею и винопийцею, другом мытарей и грешников, то получат прощение в этом. Но когда видят, что Он творит несомненные чудеса, и между тем хулят Духа Святаго, то есть чудотворения, происходящие от Святаго Духа, тогда как они получат прощение, если не покаются? Когда соблазнялись плотью Христовой, то в этом случае, хотя бы и не покаялись, будут прощены, как люди соблазнившиеся; а когда видели Его творящим дела Божии и все еще хулили, как будут прощены, если останутся нераскаянными?

Мк.3:31. И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его.
Мк.3:32. Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот Матерь Твоя и братья Твои, и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя.
Мк.3:33. И отвечал им: кто Матерь Моя и братья Мои?
Мк.3:34. И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот матерь Моя и братья Мои;
Мк.3:35. ибо кто будет исполнять волю Божию, тот мне брат и сестра, и матерь.

Братья Господа по зависти пришли взять Его, как неистового и бесноватого. А Мать, вероятно, по внушению чувства чести, пришла отвлечь Его от учения, показывая таким образом народу, что Тому, Кому они удивляются, она свободно распоряжается и может отвлекать Его от учения. Но Господь отвечает: Матери Моей никакой не будет пользы быть Матерью Моею, если она не будет совмещать в себе всех добродетелей. Так же точно и родство бесполезно будет для братьев Моих. Потому что те только суть истинные сродники Христа, которые творят волю Божию. Итак, говоря это, Он не отрекается от Матери, но показывает, что Она достойна будет чести не за одно только рождение, но и за всякое другое доброе дело: если бы сего она не имела, то другие предвосхитили бы честь родства.



Хула на Духа есть неверие

 

Святитель Афанасий Великий

 

В «Беседах на Евангелие от Матфея» Афанасий I Великий первым дал развернутое толкование учения Спасителя о грехе хулы на Духа Святаго: «Священные Писания возвещают нам, что Христос по неизреченном единении двусоставен, и именно — из Божества и человечества. Ибо Слово плоть бысть (Ин 1, 14). Итак, Сам Христос именует Божество Слова Духом Святым, как и Cамарянке сказал: Дух есть Бог (Ин 4, 24), а человечество Слова — Сыном Человеческим, ибо говорит: ныне прославися Сын Человеческий (Ин 13, 31). И иудеи, оскорбляющие всегда Бога, в отношении ко Христу впадали в сугубую хулу. Одни, соблазняясь плотию Его, тем, что Он Сын Человеческий, почитали Его пророком, а не Богом, и называли ядцею и винопийцею (Мф 11, 19); и им даровал Он прощение; потому что полагалось тогда начало только проповеди, и для мира невместимо было уверовать в Бога, соделавшагося человеком. Почему и говорит Христос: иже аще речет слово на Сына Человеческаго, то есть на тело Его, отпустится ему (Мф 12, 32). Ибо осмелюсь сказать, что и самые блаженные ученики не имели совершенного понятия о Божестве Его, пока не снисшел на них Дух Святый в день Пятидесятницы; потому что и по воскресении, видевше Его, ови поклонишася Ему, ови же усумнешася (Мф 28, 17), однако же не были за это осуждены. Но которые хулят Духа Святаго, то есть Божество Христово, и говорят, что о веельзевуле, князе бесовстем, изгонит бесы (Лк 11, 15), тем не отпустится ни в сей век, ни в будущий (Мф 12, 32). Заметить же надлежит, что Христос не сказал: не отпустится хулившему и покаявшемуся, но хулящему, то есть пребывающему в хуле. Ибо достодолжное покаяние разрешает все грехи. Иные, исследуя сказанное, что хулящему Духа не отпустится ни в сей век, ни в будущий, говорят, что четыре есть способа, которыми совершается отпущение грехов, и два из них имеют место здесь, а два — в будущем веке. Поелику память наша не в состоянии упомнить все прегрешения целой жизни, чтобы человеку покаяться в них здесь, то человеколюбивый Господь наш для непокаявшихся, как говорят они, предуготовил два способа покаяния в будущем веке. Когда делал кто добро без различия, или подвигнутый милосердием и состраданием к ближнему, или по другим каким человеколюбивым побуждениям, тогда в будущем веке, во время суда, будет это взвешено, и если окажется в этом какой перевес, то будет ему прощение. И это — первый способ. А второй есть следующий: когда кто, одержимый грехами, слыша, что говорит Господь: не судите, да не судимы будете, и убоявшись, никого не осуждает за житие его, то как хранитель заповеди, он не осудится, потому что Всенеложный не забывает Своей заповеди. Другие же два способа прощения имеют место здесь. Когда кто, будучи во грехах, по смотрению Промысла Божия подвергается несчастиям, нуждам, болезням, — ибо чрез это Бог, неизвестным нам образом, очищает его, — и если искушаемый благодарит, то за благодарность приемлет награду. Если же не благодарит, то осуждается и за те грехи, за которые терпит он наказание, и сверх того, подвергнется ответственности за неблагодарность. Поэтому, кто грешит в чем-либо пред людьми, тот имеет много случаев к получению прощения. Ибо, кто грешит против одного человека и делает добро другому человеку, тот оправдывается тем же самым естеством, против которого согрешил. Но хула на Духа есть неверие, и нет другого случая к получению прощения, как только соделаться верным; и грех безбожия и неверия не отпустится ни здесь, ни в будущем веке».

С этим толкованием согласуется и другое определение греха хулы, данное святым отцом Церкви: «Говорил же это Господь, не сравнение делая между хулою на Сына и хулою на Духа Святаго, и не в том смысле, что Дух больше, а потому хула на Духа имеет большую вину. Да не будет сего! Ибо предварительно научил Он, что все, что имеет Отец, принадлежит и Сыну, что Дух примет от Сына и прославит Сына, и что не Дух дает Сына, но Сын подает Духа ученикам, а через учеников и верующим в Него. Но поелику хула в обоих случаях касается Его Самого, в одном же случае хула меньше, а в другом гораздо больше, то Господь и сказал это. < … > Та и другая хула касается Самого Господа, и Он сказал о Себе — и: Сын Человеческий, и: Дух, чтобы первым наименованием указать на человеческое естество, а словом “Дух” обозначить Свое духовное, умное и преистинное Божество. Ибо в означении телесного Своего естества хулу, в которой можно получить прощение, отнес к Сыну Человеческому, о хуле же непростительной объявил, что простирается она на Духа, чтобы этим отличением от телесного естества указать на Божество Свое».

Святитель Афанасий дал еще одно важное определение, связанное с богохульством: «Никейский Собор подлинно служит обличением против всякой ереси и низлагает хулящих Духа Святаго и называющих Его тварию»1. Это определение относилось к учению полуариан-духоборцев. Святые отцы Поместного Александрийского Собора 362 года, на котором председательствовал сам святитель Афанасий, писали к антиохийцам: «Всех желающих быть в мире с нами… а также отступивших от ариан пригласите к себе, примите их, как отцы детей… ничего же не требуйте от них больше, а только, чтобы предали анафеме арианскую ересь и исповедали веру, святыми отцами исповеданную в Никее, а также предали анафеме утверждающих, что Дух есть тварь и отделен от сущности Христовой. Ибо не разделять Святую Троицу и не говорить, будто бы нечто из Нее есть тварь, — значит поистине отступить от ненавистной ереси ариан. А те, которые притворно приписывают себе веру, исповеданную в Никее, и дерзают произносить хулу на Духа Святаго, не более делают, как только на словах отрицаются арианской ереси, в сердце же ее содержат».

Святой Афанасий Великий вместе с отцами Поместного Собора определил, что разделение Пресвятой Троицы, отделение Духа от сущности Христовой и объявление Его «тварью», то есть творением, является смертным грехом. Тот, кто исповедует учение, содержащее хулу на Духа Святаго, может быть принят в церковное общение лишь после публичного отвержения ложного учения.


 

Толкование на сегодняшнее евангельское чтение (Мк. 3, 28‒35) начинается на 20–й минуте записи (19:34). 

Текст по Острожской Библии 1581 года: Ами́нь глаго́лю ва́мъ, я́ко вся́ от­пу́стят­ся согрѣше́нiя сыно́мъ человѣ́ческымъ, и хуле́нiя ели́ка а́ще восхуля́тъ. А и́же восху́литъ нá Духъ Святы́и, не и́мать от­пуще́нiя вó вѣкы, но пови́ненъ е́сть вѣ́чному суду́. Зане́ глаго́лаху, ду́хъ нечи́стъ и́мать. Прiидо́ша у́бо Ма́ти и бра́тiя Его́, и внѣ́ стоя́ще посла́ша къ Нему́ зову́ще Его́. И сѣдя́ше наро́дъ о Не́мъ, рѣ́ша же Ему, се́ Ма́ти Твоя́ и бра́тiя Твоя́, и сéстры Твоя́ внѣ́ и́щутъ Тебе́. И от­вѣща́ и́мъ глаго́ля, кто́ е́сть Ма́ти Моя́ и бра́тiя Моя́? И согля́давъ о́крестъ Себе́ сѣдя́щая, глаго́ла, се́ Ма́ти Моя́ и бра́тiя Моя́, и́же бо а́ще сотвори́тъ во́лю Бо́жiю, се́й бра́тъ Мо́й и сестра́ Моя́, и Ма́ти Ми́ е́сть.



Четверг седмицы 13-й по Пятидесятнице

 

протоиерей Димитрий Смирнов


В Послании к Коринфянам апостола Павла, которое мы сегодня читали, есть такие слова: «Хвалящийся хвались о Господе. Ибо не тот достоин, кто сам себя хвалит, но кого хвалит Господь». Люди вообще любят похвалиться: я, я, я. Если же кто откровенно так про себя не говорит, то старается рассказать, что он хорошего сделал, или знанием своим похвалиться, или какие у него предки знаменитые либо богатые обязательно подчеркнуть. Работает дворником, а все хочет всем сказать: у меня университетское образование, я не простой дворник. Особенно это заметно в детях, потому что дети непосредственны, а взрослые похитрее, из них нагло редко кто хвалится, только если уж совсем глупый человек, но желание подхвалить себя, рассказать как бы невзначай о своих достоинствах, подчеркнуть, какой он хороший, есть абсолютно в каждом. И вот апостол Павел говорит: этого делать не надо. Надо не от людей хвалу стяжать, а от Бога, стараться жить так, чтобы похвалил тебя Господь. Почему если я сделал хорошее дело или обладаю каким-то достоинством, нельзя похвастать, другому об этом сказать? Потому что на самом деле то, что есть в нас доброго,  это не наше, это нам дал Господь. По Его милости мы могли что-то совершить, и по Его милости мы могли кем-то стать или что-то иметь. Человек думает иногда, что он в институт поступил сам собой, без протекции. Да, может быть, взятки он и не давал, но экзамен  это же лотерея: не тот бы билет вытащил, и два балла. Вот в чем дело. Все равно Божья помощь во всем есть, даже в таких вещах. Все, что нам доброе удалось,  это всегда от Бога. Поэтому апостол и говорит: «хвались о Господе», то есть всегда помни, что это Господь тебе дал, а не ты сам. А что у нас собственное, личное, глубоко наше? Это грех. Этому уж не Бог нас научил, это мы сами. Поэтому если нам чем-то хвалиться, то только своими грехами: у кого больше, да кто хлеще, да кто жутче. Поэтому апостол и говорит: так лучше живи, чтобы Господь тебя похвалил. А как нужно жить, чтобы Господь похвалил? Этому все Священное Писание, собственно, учит. В одном из сегодняшних евангельских чтений говорится: «блаженны слышащие слово Божие и хранящие его». То есть Господь хвалит этих людей. Значит, если мы с вами будем слушать Священное Писание и хранить его в своем сердце, Господь нас тоже похвалит. Вот мы сейчас слышали послание апостола Павла. Если мы сохраним в сердце эти слова и с того дня, как их услышали, не будем больше хвалиться, исполним то, что апостол Павел заповедал, значит, мы будем блаженны, значит, мы уже свою душу на эту часть улучшим. Оказывается, если человек постоянно слушает слово Божие, постоянно его читает, и оно не просто в одно ухо входит, а в другое выходит, но он действительно его запоминает, осмысливает и тут же в своей жизни начинает исполнять, то есть сохраняет в своем сердце, – то таким образом можно прийти к блаженству. Что это значит? Высшее блаженство для сына  быть всегда с отцом и с матерью. Поэтому высшее блаженство для духа человеческого – это соединиться с Духом Божиим. Вот об этом блаженстве речь и идет. 

В Евангелии мы читали слова Господа: «Истинно говорю вам: будут прощены сынам человеческим все грехи и хуления, какими бы ни хулили». Симеон Новый Богослов сказал: неужели ты думаешь камнями своих грехов закидать море милосердия Божия? Как бы мы ни согрешили, милость Божия все равно больше. Это мы часто не можем простить, злимся, хотим мстить, раздражаемся, помним зло, которое нам причинили. А Бог не таков. Он может простить человеку любой грех. Как бы человек в прошлом Бога ни хулил, как бы Бога ни отрицал, что бы только ни вытворял, но, если он опомнится, осознает этот грех, раскается, скажет: Господи, прости меня, я по неразумию это делал или со страху,  Господь может простить, потому что Господь не мелочен. Это люди так: вот она про меня сказала, да еще не в глаза, а кому-то, я этого никогда не прощу. Бог не таков, Он покрывает Своей любовью наше разделение или какие-то против Бога наши выступления, сердитость нашу. Часто человек говорит: как это Бог допускает? Думаешь: какая наглость! Буквально моська и слон. Что ты понимаешь вообще в Боге? Как смеешь так говорить? По гордости, по надутости глупой человек произносит такие слова. Потом, когда становится постарше, он уже как-то смиряется, начинает что-то понимать и жалеть о своем заблуждении. «Но кто будет хулить Духа Святаго, тому не будет прощения вовек, но подлежит он вечному осуждению. Сие сказал Он, потому что говорили: в Нем нечистый дух». Что такое хула на Духа Святаго? Почему она не простится? Дело в том что мы, как люди недуховные, все воспринимаем чисто юридически: попросил прощения – тебя простили, все в порядке. Здесь имеется в виду совсем другое. Господь Иисус Христос был свят, Он был наполнен благодатию Божией и творил чудеса, говорил слова, каких никто никогда на земле не произносил. Но нашлись люди, которые сказали, что в Нем бес, Он бесноватый. То есть те слова, которые Господь говорил, те дела, которые Он делал, воспринимались ими как зло. Что это значит? Это значит, что их дух был диаметрально противоположен Его Духу. Такое духовное отрицание благодати Божией есть свидетельство того, что человек достиг демонизма, сатанизма, когда он сердцем не принимает ничего Божественного, сердцем противится ему, оно ему отвратительно, тяжело, мерзко. Почитайте любые учебники за советские семьдесят лет: все церковное, все духовное, все связанное с Богом там называют мракобесием, то есть Церковь, святость, благодать считают мрачным беснованием. Так и говорят: средневековое мракобесие, церковное мракобесие. Значит, свет, истину, правду, любовь человек воспринимает как что-то жуткое, мрачное, тяжелое, жестокое, а все противоположное этому как какую-то необыкновенную музыку; так и говорят: музыка революции  когда льется кровь, когда сын стреляет в отца, когда рушат, ломают, взрывают, когда без суда расстреливают. Как Маяковский  почитаешь его ранние стихотворения: он упивается, он наслаждается вывороченными кишками, брызгами крови, растерзанным мясом. Взрывать  это нравится, а все противоположное вызывает отторжение, духовное неприятие. Поэтому когда Господь говорит «не простится», речь идет не о юридическом непрощении, а о том, что человек не только отошел от Бога, а он уже приобрел черты сатанинские. И в этом случае не то что Бог не прощает, что Бог жесток, а человек сам становится активным противником Бога, как такового. И тогда он, конечно, не только Царствие Небесное не может познать, он и на земле-то еле живет, потому что он устремляется в преисподнюю, туда, где его родная стихия. Вот о чем здесь речь. Поэтому фарисеи, которые вели благочестивую жизнь, но, как только видели Спасителя, они ничего, кроме ненависти, не могли испытывать, потому что дух, который в них, был противоположным. Поэтому они Христа и распяли. Когда Императора Николая Александровича и его жену обвинили в измене, в том, что они заключили с Германией сепаратный мир, и комиссия под руководством Керенского пыталась найти хоть какое-то предательство, хоть что-нибудь, какой-нибудь документик, какую-нибудь записочку в надежде их уличить она не могла ничего найти. Это были абсолютно непорочные люди, которых совершенно ни в чем нельзя было упрекнуть. Спрашивается: а за что же тогда арестовывать? За что же тогда в Сибирь? А потому что неважно, что ты ни в чем не виноват. Как у Ивана Андреевича Крылова: ягненочек пьет ниже по ручью, а волк стоит сверху и говорит: ты мутишь воду. Ягненок отвечает: послушай, серый, ну как же я могу мутить, когда я ниже, вода-то от тебя ко мне течет. Нет, все равно ты мутишь воду. Ты почему виноват? Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать. Потому что сладость моя заключается в том, чтобы разорвать тебя на куски, превратить тебя в котлету, тебя растерзать, съесть. Поэтому какая-то логика, аргументы, что это нельзя, это нехорошо, не действуют. Это война духовная, духовное неприятие, духовное желание во что бы то ни стало избавиться от противоположного духа. Тьма хочет загасить свет, потому что, как только свет появляется, она вынуждена убегать. Войдем в темную комнату со свечкой и вокруг свечки сразу ореол, а тьма жмется по углам. А если сто свечек, то и тьмы уже нет, она осталась только под диваном. А если под диван посветить, то и оттуда она убежит. Но тьма хочет существовать, тьма хочет довлеть, тьма хочет захватить все. Поэтому свет надо загасить. Как? Убить, взорвать; если это невозможно, сослать. И начинается именно духовная война. Это не просто какие-то отношения, не просто люди чего-то не поделили, нет, это неприятие иного духа: духа кротости, смирения, терпения, любви Духа Божия. Поэтому Господь сказал «не будет прощения вовек», ни в этом веке, ни в будущем. Не поступок поступок любой может быть прощен. Вот убил человек другого человека, и он может раскаяться, может стать иным, может так глубоко оплакать свой грех, что Господь ему простит это убийство. Хотя убитого уже не воскресить, поправить этого нельзя, но убийца может покаяться и стать святым. А если человек все духовное не только отрицает, а оно ему невыносимо, тягостно, он не может это переносить? Вот взять какого-то парня, пропитанного музыкой бесовской, и дать ему послушать стихиру шестнадцатого века знаменного распева. Ему это будет невыносимо, тяжело, тоскливо. Но ты же выдерживаешь сто двадцать децибел, когда играют твои любимые музыканты! Это вообще может ум закипеть в голове. А тут спокойная музыка, даже нет гармонии никакой, одна мелодия. Как просто это воспринимать! Почему же ты мучаешься? Дух другой и человек уже не приемлет. Поэтому война идет прежде всего именно духовная. А потом она может и в физическую превратиться. Это сплошь и рядом. Вот об этом Господь говорит. И второй эпизод из этого же Евангелия. «И пришли Матерь и братья Его и, стоя вне дома, послали к Нему звать Его. Около Него сидел народ. И сказали Ему: вот, Матерь Твоя и братья Твои и сестры Твои, вне дома, спрашивают Тебя. И отвечал им: кто Матерь Моя и братья Мои? И обозрев сидящих вокруг Себя, говорит: вот Матерь Моя и братья Мои; ибо кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и Матерь». Баптисты на этом основании говорят: Он Матерь Божию не любил, и мы Ее поэтому не почитаем, почитаем только Господа. Хотя речь здесь не об этом. Если бы Господь Свою Мать не любил, Он бы с Креста к Ней не обратился и Иоанна Богослова не попросил за Ней ухаживать. Просто Господь подчеркивает, что, если мы хотим соединиться с Богом, мы должны исполнять волю Божию. Как люди обычно соединяются? В родстве. Кто ближе человеку, чем мать, дитя, муж? Поэтому Господь этот образ и приводит: «Кто будет исполнять волю Божию, тот Мне брат, и сестра, и Матерь». Те же самые слова, что и в первом Евангелии: кто слушает слово Божие и хранит его в сердце, исполняет его, тот блажен. Вот это общение, породнение со Христом и есть блаженство. Мы входим в эту семью: Отец Небесный, Сын Божий, а мы Ему, Сыну Божию, будем братья и сестры. Следовательно, мы станем сонаследниками, унаследуем Царство Небесное, потому что Небесный Отец нам его даст как Своим детям. Как же усыновиться Богу? Если мать с отцом рождают дитя, оно становится их сыном по крови, по рождению. А Богу человек породняется по духу. По плоти мы принадлежим родителям, а по духу либо Богу, либо дьяволу. Другого не дано. Отношения сыновства выражаются в послушании: дитя исполняет волю отца и матери. Папа говорит, изъявляет свое желание: делай то-то, не делай того-то и сын слушается, если он добрый сын. Но даже если сын не слушается, их родство не разрушается, потому что это родство кровное. А родство наше с Богом, если мы не слушаемся Бога, разрушается. Мы сами от него отказываемся. Как только мы отказываемся слушаться Бога, мы лишаемся своего сыновства, потому что в чем это сыновство будет заключаться? Ни в чем. Единственная связь наша с Богом может быть только через послушание Ему. Значит, надо жить так, чтобы Бог нас все время хвалил за наше послушание, то есть жить не самим по себе, не как учат Толстой, Чехов, Достоевский, учительница в школе, соседка по лестничной клетке, еще какие-то тетя, дядя, мама, папа, а жить именно по воле Божией. А как волю Божию узнать? Как узнать, чего Бог от нас хочет, что Ему от нас надо? Для этого нам, вот таким безумцам, которые потеряли живую связь с Богом и не могут спросить прямо у Бога: Господи, открой нам Свою волю и Господь тут же ее откроет, нам, людям окостенелым, дано Священное Писание. Поэтому ум наш должен в Священном Писании просто плавать, чтобы мы его знали наизусть, чтобы мы знали, что же Господь от нас хочет. Вот из сегодняшнего чтения мы должны были усвоить, что хвалиться нехорошо. Человек, который хвалит себя, отказывается от своего сыновства Богу. А человек, который хвалится о Господе, все доброе, что в нем есть, приписывает Богу, а не себе, этот человек угоден Богу. Вот хотя бы в этом пункте начать исполнять волю Божию, и уже будет благо. Но это всего одна строчка из Священного Писания, а в нем, слава Богу, сколько страниц? Шестьсот с лишним, и это только Евангелие, а есть еще Ветхий Завет. И если человек, изучая Священное Писание, молясь Богу, искренно желает волю Божию познать, то она постепенно ему открывается, становится ему ясной. Тогда он начинает понимать и как ему нужно поступить в данном случае, и как ему общаться с людьми. Конечно, сначала он будет ошибаться, обязательно. А когда ошибется, его будет мучить совесть, он почувствует, что сделал неправильно. Господь через совесть ему скажет: вот здесь ты ошибся, ты сделал не так. И если он придет на исповедь, скажет: Господи, прости меня, я ошибся, Господь простит ему его поступок, потому что он сделал не со зла, а сделал по неопытности духовной. Мы же все дети, мы все только учимся ходить. И вот так потихонечку человек приобретет духовный опыт, постепенно познает волю Божию. Для этого нам жизнь и дана. И если мы будем так свою жизнь проводить, то тогда мы будем угодными Богу. Только надо этим заниматься не время от времени: вот приспичило, или какая-то тяжесть на душе, или еще что-то случилось пришел в храм. Нет, этим надо заниматься с утра до вечера и с вечера до утра, постоянно. Что бы мы ни делали, самое главное, что нам надо, это познавать волю Божию и все время стараться ее исполнять. Конечно, мы будем отвлекаться от этого, но надо все время возвращаться к Богу. И так постепенно мы будем накапливать опыт, зернышко за зернышком. Постепенно мы будем этого блаженства общения с Богом достигать. Аминь. 


 

2-е послание апостола Павла к Коринфянам,
 Глава 10, стих 7 - 18:

7 На личность ли смотрите? Кто уверен в себе, что он Христов, тот сам по себе суди, что, как он Христов, так и мы Христовы.
8 Ибо если бы я и более стал хвалиться нашею властью, которую Господь дал нам к созиданию, а не к расстройству вашему, то не остался бы в стыде.
9 Впрочем, да не покажется, что я устрашаю вас только посланиями.
10 Так как некто говорит: в посланиях он строг и силен, а в личном присутствии слаб, и речь его незначительна, -
11 такой пусть знает, что, каковы мы на словах в посланиях заочно, таковы и на деле лично.
12 Ибо мы не смеем сопоставлять или сравнивать себя с теми, которые сами себя выставляют: они измеряют себя самими собою и сравнивают себя с собою неразумно.
13 А мы не без меры хвалиться будем, но по мере удела, какой назначил нам Бог в такую меру, чтобы достигнуть и до вас.
14 Ибо мы не напрягаем себя, как не достигшие до вас, потому что достигли и до вас благовествованием Христовым.
15 Мы не без меры хвалимся, не чужими трудами, но надеемся, с возрастанием веры вашей, с избытком увеличить в вас удел наш,
16 так чтобы и далее вас проповедывать Евангелие, а не хвалиться готовым в чужом уделе.
17 Хвалящийся хвались о Господе.
18 Ибо не тот достоин, кто сам себя хвалит, но кого хвалит Господь.
 



Второе послание к коринфянам:

2 Кор., 190 зач., 10, 7‒18


преподобный Ефрем Сирин
 

Итак, смотрите [чит. без вопроса, как Златоуст, Феофилакт, Экумений, итал. переводы, Вульг. и др.; ср.: эфиоп., араб.; читают с вопросом: Феодорит, сир. (Вальт.), гот., слав.] на человека и человека по лицу [судите], то есть между нами и между теми. Ведь если кто убежден в себе, что... Христов, тот пусть считает и нас, по крайней мере, таким, каким себя самого, что как он Христов, так и мы (cр.: 2 Кор. 10: 7). Не хвалюсь перед вами тем, что я больше их по власти апостольства, которую... дал мне Господь мой [cр. с сир. (Вальт.) – «наш»], хотя и никоим образом не останусь в стыде от этой похвалы, ибо для созидания дана она мне, а не для расстройства вас, то есть чтобы сделать вас совершенными по дарам, а не обогатить грехами (cр.: 2 Кор.10: 8). И я не знаю, что у вас совершено мною, ибо другие хвастаются чем-то большим, чего не имеют у себя, и меньшим, чего тоже не имеют, – дабы не показаться мне, что как будто устрашаю вас... посланиями моими (cр.: 2 Кор. 10: 9), чтобы вы устрашились и обратились к нам благодаря чудесам, которые совершили мы, и страданиям, которые совершены (претерпели) вами. Слышал он (святой Павел), что говорили о нем, что дела его не соответствуют словам, и поступки его – изречениям, выставляет, говорили, себя не таким, каков он есть, и пишет о себе то, чего на самом деле не имеет. Ввиду этого говорит: сие да узнает таковый, что каковы мы оказываемся на слове в посланиях, в отсутствии, таковы и в присутствии, на деле явимся (cр.: 2 Кор.10: 10–11). Ибо мы не смеем сопоставлять или сравнивать себя с некоторыми, кои себя самих (cр.: 2 Кор. 10: 12) как знаменитых представляют пред вами, но мы унижаем себя даже и сравнительно с тем, каковы мы на самом деле. А если и сравниваем и измеряем себя, то с самими собой сравниваем и соизмеряем себя, то есть с ничтожеством нашим [Соответствующие слова текста очевидно истолкованы так, что они (хулители) не умеют (не разумеют) измерять себя собой и сравнивать себя с собой]. И мы не хвалимся, подобно им, сверх меры нашей, но хвалимся пред тщеславием их по мере правильной (cр.: 2Кор.10:13) [cоответственно величине меры, соразмерно мере (шнуру или веревке, которыми совершали измерения), правила, подлинной мере и достоинства; русск.: удела], насколько уделил нам Бог, то есть тем, что Бог соделал нас достойными того, чтобы быть нам благовестниками. Ибо... не [так], как бы не [как сир., так и др., то есть «не как такие, которые еще не достигли до вас с своей проповедью»] проповедали мы еще вам, распростираем [напрягаем] себя к прославлению у вас, ибо и до вас... достигли мы благовествованием Христовым (cр.: 2 Кор. 10: 14). Не... хвалимся и чужими трудами, то есть проповедью других евангелистов, или не хвалимся пред теми, которые не знают нас; но надежду имеем в душах наших, ибо возрастающей видим со дня на день веру вашу, так что опять в вас приходится нам величаться этим, и мера законного удела нашего доходит до изобилия, и дается нам и далее [y] вас благовествовать, но не тем, кому уже было возвещено Евангелие, чтобы... не хвалиться нам готовым в чужом уделе (cр.: 2 Кор. 10: 15–16). Но кто пожелает хвалиться, тот пусть хвалится проповедью, которую дал ему Господь возвещать между непокорными народами (cр.: 2 Кор. 10: 17). Ибо не... кто... себя самого представляет [одобряет] на словах, тот достоин [есть], но кого Бог представляет [одобряет] чрез дела (cр.: 2 Кор. 10: 18).



Второе послание к коринфянам:

2 Кор., 190 зач., 10, 7‒18


святитель Феофан Затворник;

блаженный Феофилакт Болгарский;

 архиепископ Аверкий Таушев

 

Главы десятая, одиннадцатая, двенадцатая и тринадцатая с 1 по 10 ст. представляют собою защитительную часть послания. Здесь апостол снова переходит к защите своего апостольского достоинства от клеветников, которые распускали в Коринфе ложные о нем слухи и мнения, желая подорвать в глазах коринфян его авторитет. Эти главы послания по тону своему резко отличаются от предыдущих строгостью тона. Можно думать, что они написаны после получения апостолом новых известий о наветах на него коринфских лжеучителей. Тон властного авторитета и чувство подавленного любовью негодования придает этим главам послания особенную силу и выразительность. Исходным пунктом для своих порицаний противники святого апостола Павла взяли следующее обстоятельство. Как поясняет свт. Феофан, Вышенский Затворник, святой Павел не был показен телом и здоровья был слабого. Речь его при личном благовестии отличалась тихостью и кроткою убедительностью. Он умолял веровать в Распятого, а не указ с неба предъявлял, чтобы слышащие веровали. А в послании, когда писал уже к верующим, слово его было строго и властно. Эту разность противники его взяли за исходный пункт для порицаний. Говорили: лично… скромен, а заочно… отважен: в посланиях он строг и силен, а в личном присутствии слаб, и речь его незначительна (10 гл. 1 и 10). 

«Это бы и не так было смутительно, ‒ говорит еп. Феофан Затворник: ‒ но в объяснение такой разности вставлялось нечто такое, почему иные могли почитать святого Павла по плоти ходящим (т. е. поступающим, как человек малодуховный, светский), а это, в свою очередь, подрывало доверие и к проповедуемому им учению. Вот почему святой апостол Павел и счел нужным решительно защищать свой апостольский авторитет. В десятой главе святой Павел, говорит, что он и в лицо бывает таким же строгим, по надобности, как и в своих посланиях, и просит коринфян не заставлять его употреблять эту строгость, когда придет к ним. А́ще (если) ктó надѣ́ется (уверен в) себé (что он) Христóвъ бы́ти, се да помышля́етъ пáки отъ себé (пусть опять-таки по самому себе судит), занé я́коже óнъ Христóвъ, тáкожде и мы́ Христóви (что как он — Христов, так и мы Христовы). 

Ложные апостолы величались, что они Христовы и будто бы самовидцы Слова. Надѣ́ется себе сказал вместо: пусть не ожидает нашего против него обличения, но сам размышляет, что именно потому, что он Христов, он не имеет никакого преимущества пред нами. Ибо я тоже не могу быть апостолом кого-либо другого, хотя бы и он был Христов. Но здесь он выразил уступку, поскольку еще прежде показал, насколько он выше. Ведай всяк, что как он Христов, так и я; и как он, будучи Христовым, старается действовать по христианской совести, как раб Христов, так по себе пусть судит и о мне, что и я так же забочусь во всем быть верным Христу, Его волю исполнять, в Его славу во всем действовать. Возьми это во внимание всяк, и не будешь криво понимать меня и дела мои. Так говорю, не указывая еще на особое мое назначение, которое лично получил от Самого Христа Господа и которым порицатели мои похвалиться никак не могут. 

А́ще бо и ли́ше чтó (ибо если я и немного больше) похвалю́ся о власти нáшей, ю́же дастъ (которую дал) нáмъ Госпóдь въ создáнiе, а не на разорéнiе (не для разрушения, не к расстройству) вáше, не постыжýся (я не буду посрамлен). Так, говорит, если и как на христианина только смотреть на меня, и то неправы порицатели мои и вы, им поверившие. Но я больше, чем всякий христианин. Власть мне дана от Господа устроять Церковь Его, и законы для нее давать, и с нарушителей сих законов взыскивать. Я не боюсь быть пристыженным, будто сказал неправду – и делом покажу сию власть, не посрамлю ложною снисходительностию присущей мне апостольской власти. Вместе дает разуметь, что хотя власть такая всегда присуща ему, но как она вручена ему, так и он употребляет ее не на разорение, а на созидание: в том и состоит созидание, чтобы разрушать все гнилое и уничтожать препятствия. В этом и причина, почему я не всегда ее проявляю, и если проявляю, то с осмотрительностию испробовав все меры исправления. Но да не явлюся (чтобы не показалось) яко страша (что будто я запугиваю, устрашаю) васъ (только) посланьми. Каков на словах, таков и на деле: лучше, когда окажется нужда, я самым делом явлю сию власть. Я́ко (потому что) послáнiя (эти) ýбо речé (говорят), тя́жки – строгий суд произносят, иго тяжелое налагают, – и крѣ́пки (вески и сильны, с силою, авторитетны, властны), а пришéствiе тѣ́ла, нéмощно (а в личном присутствии он слаб), то есть когда сам налицо у нас, то ни власти, ни силы в нем не видно, никого ничем не тяготит, и слóво (его) уничижéно (ничтожно), смиренно, умаливательно, а не повелительно. Не хочет говорить о том словом, чтоб показать то делом, когда будет у них, если окажется нужда. Почему и прибавляет: сié да помышля́етъ таковы́и (кто так думает, пусть знает), я́ко я́цы же есмы́ слóвомъ (что каковы мы на словах в) послáнiи отстоя́ще (отсутствуя), таковíи тý сýще есмы́ дѣ́ломъ (таковы мы и присутствуя, на деле) – не только угрожаем в посланиях, но при личном присутствии можем и привести в исполнение свои угрозы; пусть знает, что я и лично делом такой же строгий, каким кажусь в послании – словом. В строгости уполномочивает меня апостольское мое звание.

 Об отмерении апостолу Павлу проповеднического удела (10, 12–18). Не смѣ́емъ бо суди́ти (ибо мы не смеем равняться), или́ приклáдовати (сравнивать) себé ины́мъ (с некоторыми из тех) хваля́щимъ (которые выставляют) себé самѣ́хъ, но сáми въ себѣ́ себé измѣря́юще, и прилагáюще себé, себѣ́, не разумѣвáютъ (измеряя самих себя собой и сравнивая себя с самими собой, неразумны). Место это темновато, как замечает и блаженный Феодорит, говоря: «Весьма неясно написал место сие Апостол, не желая явственно обличить виновных. Разумеет же следующее: они, смотря на себя самих, предположили о себе, что они одни больше всех, а что касается до нас, то да не будет того, чтобы мы подобно им стали оценивать сами себя». Апостол говорит, что не смеет сравнивать себя с этими хвалящими себя, а после сам себя хвалит. Но когда он говорит о себе похвальное, то дела показывает, которые ему дал Бог совершить. Это то же, что Бог его хвалит, а он Бога, относя к Нему все. Противники его на словах только себя хвалили, не имея дел: еще ничего не сделали, а все то только в голове у них было. Вот они, меряя себя в себе самих своею призрачною меркою и не выходя из круга мечтательного, построенного их воображением, и видят себя великими, и величаются. Такова оценка и всех тщеславных. Тщеславные самохвалы не без совершенств бывают; только трудиться не охочи, а все планы одни строят. Планы светлы. Почитая их уже исполненными, самохвал величается; к делу же приступить день ото дня отлагает, а нередко и совсем не приступает. Оттого всегда почти выходит, что он лишь трубит про себя, на деле же остается ни при чем. 

Противопоставляя им себя самого святой Павел говорит: Мы́ же не въ безмѣ́рная похвáлимся (не будем хвалиться без меры), но по мѣ́рѣ прáвила (в меру того удела), егó же раздѣли́ (который отмерил) нáмъ Бóгъ мѣ́ру достизáти (дойти) дáже и до вáсъ. Он свыше назначен для всех языков, а хвалится только тем пока, что сделал; те же, мечтая самопроизвольно обтечь всю вселенную, величаются будто уж обтекли ее, ничего еще не сделавши. Как между земледельцами разделил Бог виноградники, так и между нами, апостолами, разделил вселенную. Итак, будем хвалиться по мере удела, какой назначил нам Бог. Какая же это мера? Та, чтобы достигнуть и до вас. Не я́ко бо не дося́жуще (мы ведь, как будто не достигшие) до вáсъ, пáче простирáемъ себé (не перенапрягаемся, сами в себе себя расширяя в мечтательном самовосхвалении, не ширимся в похвалах себе; υπερεκτεινομεν εαυτους, может быть, лучше перевесть: простираемся далее и далее, паче и паче, разумея расширение круга деятельности апостольской), дáже бо и до вáсъ достигóхомъ не просто, но благовѣ́ст(вован)iемъ Христóвымъ, то есть не только пришли, как те, но и с проповедью Евангелия. Идем постепенно, от места к месту простираясь. Теперь пока дошли только до вас, и дальше не простираемся. Надо вас прежде утвердить в вере как следует; когда же утвердитесь, пойдем и далее, как говорится в следующем стихе: не въ безмѣ́рная хваля́щеся (не хвалимся без меры), нижé въ чюжи́хъ трудѣ́хъ, уповáнiе (надежду) имýще растящи (с возрастанием) вѣ́рѣ вáшей въ вáсъ, величáтися по прáвилу нáшему, изоби́лно (возвеличиться, увеличить среди вас в отведенном нам уделе, удел наш, с избытком) въ превышшая нáмъ благовѣсти́ти (далее вас, в странах за пределами вашими проповедовать Евангелие), не чюжи́мъ прáвиломъ (в чужом уделе) въ готóвая (готовым) похвали́тися. Не так, говорит, как те, лжеапостолы, – зашли в чужие труды и хвалятся без меры,– своим хвалимся, и в такой мере, в какой дано нам сделать дело. При этом мы надеемся, без сомнения, на Бога (ибо Павел не думал выставлять на вид себя), – что, достаточно научив и умножив веру вашу, возвеличимся в вас. Ибо учитель возвеличивается тогда, когда умножает подвиги учеников и с избытком увеличивает свой удел, то есть расширяет ту меру удела, которую он получил. Итак, на что мы надеемся? На то, что и далее вас будем проповедовать Евангелие и, может быть, и сверх того похвалимся, если принесем им пользу. Как домостроитель вселенной и архитектор, он повсюду называет удел и меру, и чтобы показать, что все это принадлежит Богу, Который определяет этот удел и эту меру, приводит и следующее место: Хваля́(щ)и(й)жеся, ó Господѣ (Господом) да хвáлится: ибо, совершая такие дела, мы не хвалимся и не приписываем в них чего-либо себе самим, но все это и самую меру, до которой достигни, усвояем Богу. Не думайте, что я что-нибудь себе приписываю. Я помню пророческую заповедь: Хваляися о Господе да хвалится (Иер. 9, 24). Не себя хвалю, а Божию силу и Божий дар прославляю.Не хваля́и бо себé (ибо не тот, кто о самом себе заверяет, сам себя хвалит), сéй искýсенъ (тот испытан, достоин), но егóже Бóгъ восхваля́етъ (тот, о ком заверяет, кого хвалит Господь), то есть того, которого действительность труда и подвига благодатью Божиею явила достойным. Бог восхваляет, давая делать похвальные дела. Это и есть вечная неувядающая похвала. Только тот, кто в таком порядке живет и действует, есть искусный делатель, а не тот, кто сам себя хвалит, по поводу ли сделанного, или по поводу только преднамереваемого.




Второе послание к коринфянам:

2 Кор., 190 зач., 10, 7‒18 


блаженный Феодорит Кирский

Аще кто надѣется себе Христовъ быти (если кто уверен в себе, что он Христов), се да помышляет паки о собѣ (тот пусть судит опять-таки сам по себе самому), зане, якоже (что как) онъ Христовъ, тако и мы Христови. Даже по самому наименованию, говорит Апостол, мы ничем не меньше, потому что и мы украшаемся именем Христовым. И весьма премудро сличение дел отложил на конец, а на первом месте поставил равенство наименования. Потом присовокупляет: Аще же убо (ибо если бы я) и лише что (немного больше по)хвалюся о власти (властью) нашей, иже (которую) далъ Господь нам в созданье (к [для]созиданию) а не на разрушенье ваше (к [для] расстройству вашему), нестыжюся (то не остался бы в стыде, я не буду посрамлен). Апостол показал, что охотно умалчивает о богатстве дарований, сказал же, что приял он власть на созидание, а не на разорение, показывая, что противники поступают вопреки сему и не созидать хотят, но покушаются разорять чужие труды. Да не мню (чтобы не показалось) яко аще устрашити вас епистолиями (что будто я запугиваю вас только посланиями). Яко убо епистоли (послания) суть тяжкы и крепкы (строги, вески и сильны, а в личном) пришествие (присутствии) же телеси немощно (слаб), а слово уничженно (ничтожно, и речь его незначительна). Это обыкновенно говорили о Павле водившиеся клеветами на него, а именно, что заочно он велеречив, а на лице не стоит внимания и крайне несведущ. Се же да помышляет (пусть знает) таковыи (кто так думает), яко яцы есмь словом епистолиями не суще (что каковы мы на словах в посланиях заочно, отсутствуя), такови и суще делом (на деле лично, присутствуя). Мы в состоянии обнаружить величие апостольского достоинства и показать, что дела соответствуют писаниям. Не бо смею судити (отличать, сопоставлять, равняться), ли сприсудити (сравнивать) себе неким самем ся съставляющим (с некоторыми из тех, с теми, которые сами себя выставляют), но сами ся в собе смиряюще, и сприсужающе себе собе не разумеют (они, измеряя себя самими собою и сравнивая себя с самими собою, неразумны). Весьма неясно написал место сие Апостол, не желая явственно обличить виновных. Разумеет же следующее: они, смотря на себя самих, предположили о себе, что они одни всех больше; а что касается до нас, то да не будет того, чтобы мы, подобно им, стали оценивать сами себя. Сие же яснее дает видеть в следующих словах. Мы же не в безмерная похвалимся (не будем без меры хвалиться), но по мере канону (но в меру того удела, правила), егоже размери (который отмерил, назначил) нам Бог мерою, постизати и до вас (в такую меру, чтобы достигнуть, дойти и до вас). Апостол «мерою правила» назвал данную Богом благодать, потому что Великодаровитый разделил ее верующим. Сие же сказал и в Послании к Римлянам: комуждо яко же Бог разделил есть меру веры (Рим. 12, 3). Разумеет, же: мы отсекаем неумеренность в мыслях о себе, а взираем на дарованную благодать и знаем, что течение наше простерлось даже и до вас. Ибо сие дают видеть последующие слова: Не бо яко не достижни в вас (как будто не достигшие до вас) паче простираем себе (не перенапрягаемся), и до вас бо досягохом в Евангельи (потому что достигли и до вас благовествованием) Христове, не в безмерная хвалящеся о чюжих трудех (мы не без меры хвалимся чужими трудами, но) надежю имуще (имеем), растущи (с возрастанием) вере вашей, в (среди) вас (воз)величитися по канону (в правиле, норме, уделе) нашему во избыток (с избытком), в преминувшая вас (так чтобы и далее вас, в странах за пределами вашими) благовестити (проповедовать Евангелие), не в чюжемь каноне в готовые (а не в чужом правиле, уделе готовым) похвалитися. Мы употребили данную нам меру и ею измеряем дела свои; знаем же, что доходили и до вас и вам принесли Божественное Евангелие; но надеемся пройти и дальше, конечно, когда вы утвердитесь в вере и засвидетельствуете о наших трудах. Да не будет же того, чтобы стали мы превозноситься чужими трудами! Ибо сие выразил словами: не в чюжемь каноне в готовые (а не в чужом правиле, уделе готовым) похвалитися. Противникам же дает разуметь, что они не берут на себя труда проповедать еще не уверовавшим, а стараются только развращать принявших проповедь. поелику же неоднократно повторял слово хвалимся, то, чтобы не подумали они, будто бы действительно думает о себе высоко, по необходимости присовокупил: Хваляи же ся же о Господе да ся хвалит (хвалящийся Господом да хвалится). Не сами собою величаемся, но хвалимся Божественными дарами. Не бо себе съставляяи (ибо не тот, кто сам себя хвалит, о самом себе заверяет) то(т) есть и искусен (испытан, достоин), но егоже Господь съставляет (кого Господь хвалит, о ком заверяет). Не самим надлежит свидетельствовать о своей добродетели, но ожидать Божия приговора. Потом, намереваясь распространиться в собственных своих похвалах, предохраняет слух коринфян, называя дело сие безумием.


Поделиться :
 
Другие новости по теме:

  • 23 июня Православная Церковь отмечает праздник Святой Троицы
  • Рождество Иоанна Предтечи
  • Рождество святого Предтечи и Крестителя Господня Иоанна
  • 19 января – Святое Богоявление. Крещение Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа


  • Добавление комментария
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent



     
    Новости Православия
    Новости Патриархии
    Новости УПЦ
    Новости Луганской епархии
     
     
    Еженедельное печатное издание. Архив номеров.
    Ссылки на сайты Алчевского благочиния

    Архив
    Декабрь 2021 (4)
    Ноябрь 2021 (91)
    Октябрь 2021 (107)
    Сентябрь 2021 (133)
    Август 2021 (100)
    Июль 2021 (107)
    Официальный сайт Алчевского благочиния, УПЦ МП, город Алчевск, Свято-Николаевский Кафедральный Собор, протоиерей Александр Устименко.
    При использовании материалов ссылка на источик и первоисточник - обязательна.
    © 2009-2018