Главная » Рубрики » Евангелие на каждый день » Среда 6-й седмицы по Пятидесятнице
 
Среда 6-й седмицы по Пятидесятнице  

Притча о горчичном зерне

Притча о горчичном зерне продолжает серию притч, в которых основным образом является семя. Эта притча имеется у трех синоптиков: у Матфея и Марка она завершает поучение из лодки, у Луки стоит особняком. Приведем притчу по версии Матфея:

Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его (Мф. 13:31–32).

В версии Марка притча начинается с вопросительного предложения, за которым следует сам рассказ. При этом у Марка отсутствует человек; весь процесс описан так, будто он происходит без участия человека:

И сказал: чему уподобим Царствие Божие? или какою притчею изобразим его? Оно — как зерно горчичное, которое, когда сеется в землю, есть меньше всех семян на земле; а когда посеяно, всходит и становится больше всех злаков, и пускает большие ветви, так что под тенью его могут укрываться птицы небесные (Мк. 4:30–32).

Версия Луки (Лк. 13:18–19) имеет общие черты с обеими версиями. Как и у Марка, она начинается с вопроса; как и у Матфея, в ней присутствует человек. Однако, в отличие от обеих версий, в ней отсутствует упоминание о том, что горчичное зерно меньше всех семян. Если у Матфея человек сеет горчичное дерево на поле своем, а у Марка оно сеется в землю, то у Луки человек сажает его в саду своем. В версии Луки процесс роста семени и его превращения в дерево описан наиболее лаконично и схематично.

Горчичное зерно имеет очень маленький размер — около одного миллиметра диаметром. Из него вырастает горчица — однолетнее травянистое растение, семена которого содержат горчичное масло. Название растения в греческом языке — σίναπι — происходит от σίνος («вред») и ὄψις («зрение»): эта связано с тем, что при попадании в глаза горчичное масло вызывает слезы. В Палестине растение могло достигать трех метров в высоту. У всех трех синоптиков горчица названа деревом; при этом Матфей и Марк употребляют применительно к ней термин λάχανον (буквально: «овощ», в Синодальном переводе — «злак»). Вероятно, смысл этого словоупотребления в том, что, не будучи деревом, растение может достигать размеров полноценного дерева.

В речи Иисуса горчичное зерно обычно является синонимом чего-то очень маленького, незначительного, малозаметного: выражение вера с горчичное зерно (Мф. 17:20) в Его устах означает очень маленькую веру. Однако в данной притче зерно превращается в могучее дерево. «Тайна Царствия пребывает в парадоксальной полярности между эмбриональным состоянием малозначительности и развитым состоянием универсального величия», — отмечает исследователь1. По словам другого ученого, «Царство Божие одновременно должно прийти и уже присутствует, оно стремительно приближается и в то же время уже действует и влечет мир в будущее состояние». Притча о растущем зерне отражает «напряжение между двумя модальностями Царства».

Образ дерева, в ветвях которого укрываются птицы, присутствует в книгах пророков:

Так говорит Господь Бог: и возьму Я с вершины высокого кедра, и посажу… и пустит ветви, и принесет плод, и сделается величественным кедром, и будут обитать под ним всякие птицы, всякие пернатые будут обитать в тени ветвей его (Иез. 17:22–23).

Оттого высота его превысила все дерева полевые, и сучьев на нем было много, и ветви его умножались… На сучьях его вили гнезда всякие птицы небесные (Иез.  31:5–6).

Дерево, которое ты видел… на котором листья были прекрасные и множество плодов и пропитание для всех, под которым обитали звери полевые и в ветвях которого гнездились птицы небесные… (Дан. 4:17–18).

Впрочем, значение литературных параллелей не следует преувеличивать, так как образ птиц, укрывающихся в ветвях дерева, был, вероятнее всего, навеян собственными наблюдениями Иисуса за жизнью природы, а не теми или иными письменными текстами. Еще раз отметим, что, несмотря на прекрасное знание Писания, Иисус совсем не всегда обращался к нему как прямому источнику цитирования: Его речь была некнижной, адресованной простым людям, и Он использовал в основном образы и символы, почерпнутые не из литературы, а из жизни.

О чем говорит притча? Прежде всего, опять же, о проповеди Иисуса, о Его миссии, которая начиналась очень скромно, но в перспективе должна была распространиться на весь мир. В маленькой стране на протяжении трех с небольшим лет проповедовал и совершал чудеса Человек, Которому удалось собрать вокруг Себя небольшое количество людей. После Его смерти оставалось лишь несколько десятков человек, считавших себя членами его общины (Деян. 1:16). Стремительный рост Церкви начался со времени Пятидесятницы (Деян. 2:41), а к IV веку число последователей Иисуса достигло многих миллионов. В наше время общее число христиан в мире составляет более двух миллиардов. Если к ним прибавить христиан, живших на земле в течение почти уже двух тысяч лет, прошедших с момента смерти Иисуса, то можно говорить о геометрической прогрессии, в которой исходный и конечный пункты отстоят один от другого неизмеримо дальше, чем размеры горчичного зерна от максимальных размеров горчичного растения.

Предвидел ли Иисус такой рост? Несомненно, поскольку многократно говорил об этом ученикам. В Его времена это казалось не только не очевидным, но и совершенно невероятным, подобно тому как невероятным казалось престарелому бездетному Аврааму обетование о том, что его потомство будет, как песок морской (Быт. 13:16). И тем не менее предсказание о стремительном росте числа верующих начало сбываться уже в первом христианском поколении.

Чему обязан этот беспрецедентный рост? Только ли учению Иисуса? Евангелие отвечает на этот вопрос словами, которые Иисус произнес незадолго до Своей последней пасхи: Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода (Ин. 12:24). Хотя в рассматриваемой притче речь идет о зерне горчичном, а в цитированных словах — о зерне пшеничном, суть от этого не меняется. Зерно, чтобы вырасти и принести плод, должно умереть. В устах Иисуса, знавшего, что Он пришел в этот мир, чтобы отдать жизнь Свою (Ин. 10:17), образ зерна был связан с темой смерти и воскресения.

Возможно, слова о пшеничном зерне из Евангелия от Иоанна содержат в себе ключ ко всем притчам из синоптических Евангелий, построенным на образах зерна и семени. Во всех этих притчах говорится о семенах и всходах. Но в общем контексте миссии, с которой пришел Иисус, путь от семени к плоду лежит через смерть. Эта грядущая смерть, о которой Иисус знал с самого начала, окрашивает Его слова той особой интонацией, которая позволяет отличить Его голос от голоса любого другого проповедника и учителя, когда-либо жившего на земле. Не случайно в ранней Церкви образы зерна и семени прочно связывались с темой мученичества. Широко известны слова Тертуллиана о том, что «кровь мучеников есть семя христианства»3. Амвросий Медиоланский пишет:

Зерно — вещь дешевая и простая: если ее размолоть, изольет свою силу. Так и вера: поначалу кажется простой, но если затопчут ее ногами противники, то изольет свою благодатную силу, так что благоуханием ее исполнятся как те, кто услышал, так и те, кто читает о ней. Зерно горчичное — наши мученики: Феликс, Набор и Виктор… Под ударом меча они до скончания мира утвердили благодать своего мученичества… Сам Господь есть зерно горчичное… Он предпочел быть растоптанным, чтобы мы могли сказать: Мы Христово благоухание Богу (2 Кор. 2:15).

Три мученика, о которых говорится в этом тексте, пострадали в начале IV века. Позднее их останки были перенесены в Милан, где Амвросий служил епископом. Церковь всегда придавала подвигу мученичества особое значение, видя в нем прямое продолжение подвига Иисуса Христа. На гробах мучеников совершали литургии и строили храмы ранние христиане. Во многих городах мощи мучеников становились центром притяжения для тысяч паломников. С мученического подвига нередко начиналось распространение христианства в том или ином городе, той или иной стране.

Автору этих строк довелось в течение двух лет жить в Свято-Духовом монастыре в Вильнюсе, где покоятся мощи мучеников Антония, Иоанна и Евстафия, служивших при дворе литовского князя Ольгерда и пострадавших в 1347 году. Именно с их мученического подвига началось быстрое распространение христианства в Литовском крае. Князь Ольгерд, по приказу которого они были казнены, вернулся в христианство и перед смертью принял монашеский постриг. Все его двенадцать сыновей были христианами. А через два-три поколения после Ольгерда Литва стала христианской страной.

Подобных примеров много в истории различных народов. Способ, при помощи которого распространялось христианство на протяжении веков, не менее парадоксален, чем сама христианская вера. Казалось бы, массовое уничтожение последователей Христа, как это было в Советском Союзе в 1920-е и 1930-е годы, должно было привести к ослаблению веры, уничтожению Церкви. На какое-то время, как могло показаться, это действительно произошло. Но за страданием и смертью непременно следовало воскресение, и место тысяч умученных и убиенных занимали миллионы новых верующих.

Все это на каждом новом этапе развития христианства подтверждало то, о чем Иисус говорил Своим ученикам: внутренняя сила Его учения подобна силе семени, которое попадает в добрую почву человеческих сердец. Добрая почва во взаимодействии с силой семени производит растение, приносящее стократный плод. Это семя не могут задушить посаженные рядом с ним плевелы. Это семя дает всходы и приносит плод само собою, благодаря изначально заложенному в нем потенциалу роста. Это семя, будучи внешне малозаметным и незначительным, вырастает в высокое дерево, в ветвях которого укрываются птицы.

То, что Иисус принес на землю, не сводится к понятию учения. Его учение имеет безусловную и абсолютную значимость для христиан, но смысл Его прихода на землю этим не ограничивается. Основанная Им Церковь является тем пространством на земле, где Он продолжает присутствовать и осуществлять Свою миссию. Но Его миссия на земле не сводится также и к созданию Церкви. Будучи Богом, Он выше и шире и Своего учения, и Своей Церкви. По словам апостола Павла, в Нем обитает вся полнота Божества телесно (Кол. 2:9).

То, что Иисус принес людям, с наибольшей полнотой выражается понятием, которое Он чаще всего использовал: Царство Небесное. Оно, как оказывается, шире и больше, чем «учение», «Церковь», «религия» и любое другое понятие, которыми столь охотно оперируют в наши дни те, кто любит говорить о духовности и религиозности.

Царство Небесное не поддается определению, потому что оно выше любого определения. В учении Иисуса оно раскрывается через серию уподоблений, на которых построены Его притчи. В миссии Иисуса оно раскрывается прежде всего через Его страдания, смерть и воскресение. В конечном итоге Царство Небесное тождественно Самому Иисусу, Который есть путь и истина и жизнь (Ин.  14:6).

К Царству Небесному человек может приобщиться — и через учение Иисуса, и через Церковь, причем без отрыва от повседневной жизни. Иисус не выдергивает людей из мира подобно пшенице, которую рабы домовладыки предлагали собрать, не дожидаясь жатвы. И для того, чтобы приобщиться к Его царству, ни сеятели, ни жнецы, ни рыбаки не обязаны отказываться от своей профессии. Они лишь должны научиться за повседневностью видеть то измерение, которое открывает Иисус и которое Он обозначил этим странным, таинственным словосочетанием: Царство Небесное.

 

Евангелие святого апостола Матфея, глава 13, стихи 31-36:


24 Другую притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно человеку, посеявшему доброе семя на поле своем;
25 когда же люди спали, пришел враг его и посеял между пшеницею плевелы и ушел;
26 когда взошла зелень и показался плод, тогда явились и плевелы.
27 Придя же, рабы домовладыки сказали ему: господин! не доброе ли семя сеял ты на поле твоем? откуда же на нем плевелы?
28 Он же сказал им: враг человека сделал это. А рабы сказали ему: хочешь ли, мы пойдем, выберем их?
29 Но он сказал: нет, — чтобы, выбирая плевелы, вы не выдергали вместе с ними пшеницы,
 30
оставьте расти вместе то и другое до жатвы; и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницу мою.



Феофилакт Болгарский. Толкование на Евангелие от Матфея (Мф. 13:31-36)


Мф.13:31. Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем,
Мф.13:32. которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его.

Горчичное зерно – это проповедь и апостолы. Ибо, хотя их, по-видимому, и немного было, они объяли всю вселенную, так что птицы небесные, то есть те, которые имеют легкую и взлетающую ввысь мысль, отдыхают на них. Итак, будь же и ты горчичным зерном, малым по виду (ибо не должно хвалиться добродетелью), но теплым, ревностным, пылким и обличительным, ибо в таком случае ты делаешься больше «зелени», то есть слабых и несовершенных, сам, будучи совершенным, так что и птицы небесные, то есть ангелы, будут отдыхать на тебе, ведущем ангельскую жизнь. Ибо и они радуются о праведных.

Мф.13:33. Иную притчу сказал Он им: Царство Небесное подобно закваске, которую женщина, взяв, положила в три меры (саты) муки, доколе не вскисло все.

Под закваской, подобно как и под зерном горчичным, Господь разумеет апостолов. Как закваска, будучи малой, изменяет, однако, все тесто, так и вы говорит, преобразуете весь мир, хотя и немного будет вас. Сата – это была у иудеев мера, подобно как и в Греции имеются хиниксы или декалитры. Некоторые под закваскою разумеют проповедь, под тремя сатами три силы души – ум, чувство и волю, под женою же – душу, которая скрыла проповедь во всех ее силах, смешалась с нею, заквасилась и вся освятилась от нее. Нам должно всецело закваситься и совершенно преобразоваться в божественное. Ибо Господь говорит: «доколе не вскисло все».

Мф.13:34. Всё сие Иисус говорил народу притчами, и без притчи не говорил им,
Мф.13:35. да сбудется реченное чрез пророка, который говорит (Пс.77:2) отверзу в притчах уста Мои; изреку сокровенное от создания мира.

Приведено пророчество, которое заранее говорило о том, как Иисус имел учить, именно, притчами, чтобы ты не подумал, что Христос изобрел некоторый новый способ относительно научения. Слово «да» принимай, что оно употреблено для обозначения не причины, но следствия, вытекающего из известного факта, ибо Христос учил таким образом не для того, чтобы исполнилось пророчество, но так как Он учил в притчах, то из дела оказалось, что пророчество исполнилось на Нем. «Без притчи не говорил им» только в то время, ибо Он не всегда говорил в притчах. «Изрек» же Господь то, что было скрытым от сотворения мира, ибо Он сам явил нам небесные тайны.

Мф.13:36. Тогда Иисус, отпустив народ, вошел в дом.

Отпустил народ тогда, когда – он не получил никакой пользы от учения. Ибо Он говорил притчами, чтобы Его спросили. Они же не позаботились об этом и не искали научиться чему-либо; поэтому Господь по справедливости отпускает их.

И, приступив к Нему, ученики Его сказали: изъясни нам притчу о плевелах на поле.

Только об одной этой притче спрашивают, потому что другие казались им более ясными. Под плевелами разумеется все вредное, что растет среди пшеницы: куколь, горох, дикий овес и др.



 Евангелие от Матфея. Глава 13. Протоиерей Георгий Климов. 


1-е Послание апостола Павла к Коринфянам, Глава 2, стих 9 - Глава 3, стих 8:

 

Апостол Павел9 Но, как написано: не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его.
 10
 А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии.
 11
 Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия.
 12
 Но мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога,
 13
 что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго, соображая духовное с духовным.
 14
 Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем надобно судить духовно.
 15
 Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может.
 16
 Ибо кто познал ум Господень, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов.
 1
 И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе.
 2
 Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах,
 3
 потому что вы еще плотские. Ибо если между вами зависть, споры и разногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю поступаете?
 4
 Ибо когда один говорит: «я Павлов», а другой: «я Аполлосов», то не плотские ли вы?
 5
 Кто Павел? кто Аполлос? Они только служители, через которых вы уверовали, и притом поскольку каждому дал Господь.
 6
 Я насадил, Аполлос поливал, но возрастил Бог;
 
посему и насаждающий и поливающий есть ничто, а все Бог возращающий.
 7
 Насаждающий же и поливающий суть одно; но каждый получит свою награду по своему труду.

 

Александр Лопухин. Толкование Первое послание Святого Апостола Павла к Коринфянам, Глава 2, стих 9 - Глава 3, стих 8:
 


1Кор.2:9. Но, как написано: не видел того глаз, не слы­шало ухо, и не при­ходило то на сердце человеку, что при­готовил Бог любящим Его. 

Ту же мысль – о высшем происхождении премудрости Евангельской и ее таинственности – Ап. доказывает здесь ссылкою на пророческое слово. Проще и естественнее пополнить этот стих прибавлением: «эта премудрость есть то, что написано в словах: «не видел» и т. д. – Откуда взято это место, сказать трудно. Вероятнее полагать вместе с блаж. Иеронимом, что здесь пророк соединил в одно два изречения пр. Исаии, находящиеся в LXIV-й и LXV-й гл. его книги (Ис.64:4, 65:17). – Три выражения: «видеть, слышать» и «приходить на сердце» – обозначают собою троякий путь, каким идет человеческое познание: видение или непосредственный опыт, слух – или познание получаемое чрез изучение предания и, наконец, то, что приходит на сердце или знание, основанное на собственном размышлении. Ни одним из этих трех средств человек не мог добиться познания о предназначенном ему от Бога спасении, как о благах, здесь еще получаемых чрез Христа, так и о будущем, небесном, прославлении (ср. Еф. 3:18).

1Кор.2:10. А нам Бог открыл это Духом Сво­им; ибо Дух все про­ницает, и глубины Божии. 

Как, теперь, сам Апостол познал эту премудрость Божию? Он и его помощники («а нам» – ср. ст. 6 и 13) получили это познание путем откровения («Бог открыл»). Ап. разумеет здесь то первоначальное просвещение светом Евангелия, которое он получил непосредственно от Бога при своем призвании на апостольское служение и о котором он говорит в посл. к Галатам (Гал. 1:12, 16). Откровений удостаиваются и обыкновенные верующие (ср. Еф. 1:17), но эти откровения, можно сказать, имеют уже второстепенное значение и представляют собою воспроизведение перво-откровения, которого удостоились первые провозвестники христианства и которое заключено потом в священные писания Нового Завета как руководящее начало христианской жизни (ср. Ин. 17:20). – Средство, чрез которое Апостол получил это откровение, был «Дух» Божий. Этот Дух дает всякое познание, потому что Ему все открыто. – «И глубины Божии», т. е. Существо Божие, потом свойства Божии, Божественные планы и решения.

1Кор.2:11. Ибо кто из человеков знает, чтó в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Тáк и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия. 

Чтобы разъяснить своим читателям эту деятельность Духа Божия, совершающуюся, конечно, внутри Божественной сферы, Ап. говорит теперь о деятельности человеческого духа в сфере внутренней жизни человека. И в нашей душе есть настроения и стремления, какие доступны только нашему собственному духу и непонятны постороннему человеку.

 1Кор.2:12. Но мы при­няли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарован­ное нам от Бога, 

Дух Божий противоположен «духу мира сего». Под «духом мира сего» Ап. разумеет богоподобную душу человеческую с ее высокими способностями, которые в людях гениальных возвышались до необыкновенной силы и благодаря которым человечество владеет многими великими произведениями философии и искусства. Все таки – хочет сказать апостол – как ни драгоценны творения этого человеческого духа, они никак не могут сравняться с тем, что дано некоторым избранникам Духом Божиим. Апостол называет этот Дух – Духом, Который исходит от Бога (εκ), чтобы показать, что Его нельзя смешивать с духом человеческим. – «Дарованное нам», т. е. все спасительные блага: ниспослание Сына Божия, искупление Им человечества, оправдание, освящение и проч. Все это можно, конечно, постигнуть и простою, непосредственною верою, но можно также и «узнать» (ειδέναι), т. е. постигнуть это во всей ширине и глубине, сознать вполне величие этих благ, что и дается Духом Божиим.

1Кор.2:13. что и воз­вещаем не от человеческой мудрости изучен­ными словами, но изучен­ными от Духа Святаго, соображая духовное с духовным. 

Дух Божий сообщает Апостолу не только содержание проповеди, но также научает облекать это содержание в соответственную форму. Если хотят научить людей тому, что открыто Духом Божиим, то пользуются в этом случае не такими словами, которые найдены самим человеком или же совокупными усилиями человеческого гения. Для этого ожидают особого внушения от Духа, и в этом лежит тайна своеобразного стиля Св. Писания. Впрочем, конечно, в этом вдохновении нет ничего механического: как показывает выражение «изученными» (διδακτοῖς), здесь Ап. говорит о живом усвоении вдохновенным человеком открываемой ему истины. – «Соображая духовное с духовным». В русском переводе выражение πνευματικοῖς понято как средний род прилагательного. Но при таком понимании в этом выражении не было бы ничего нового по сравнению с первой половиною стиха; поэтому лучше понимать означенное греч. выражение как мужеский род и переводить так: «поелику мы духовные учения предлагаем людям духовным (то же, что «совершенным» ср. ст. 15 и 1Кор.3:1), с известным выбором».

1Кор.2:14. Душевный человек не при­нимает того, чтó от Духа Божия, по­тому что он по­читает это безумием; и не может ра­зу­меть, по­тому что о сем надобно судить духовно. 

Эта особая мудрость может быть сообщена чрез Апостола Павла и его помощников только тем, кто в состоянии ее усвоить, а таких людей сравнительно немного. Большинство людей – люди «душевные» (ψυχικοί). Это выражение обозначает человека как одушевленное существо, с естественною жизненною силою (ψυχή), которая обща человеку со всеми живыми тварями. Такой человек не имеет той высшей силы жизни, благодаря которой (силе) существа нравственно-свободные становятся в общение с Богом и которая в Св. Писании называется «духом» (πνεύμα). Правда, и человек в естественном состоянии имеет «дух» (ср. 1Сол.5:23), но этот дух не есть в нем действительная сила и действительная жизнь. Скорее, он есть только восприимчивость к Божественным внушениям, способность понимать и усвоять божественное, которая в христианине превращается уже в новый принцип жизни. Конечно, и душа у человека имеет высшие способности, чем у других одушевленных существ, но все-таки только дух ставит человека в отношение к Богу и духом именно человек отличается резко от животных. В естественном человеке дух пребывает, можно сказать, в скрытом состоянии (тоже почти, что «скрытая энергия» ) и только Дух Божий его пробуждает к жизни и делает его владыкою души и тела. Естественный человек обладает только прирожденным ему умом или рассудком, при посредстве которого он судит о явлениях здешней жизни. Заметить нужно однако, что «душевный» человек не тоже, что «плотской» (1Кор.3:1): плотские были и коринфские христиане, но Ап., конечно, не мог сказать, что они «почитали духовное безумием».

«Не принимает». Как эгоист «не может» поверить, чтобы кто-нибудь был способен совершить какое-нибудь трудное дело без личного интереса, так и «душевный» человек в полном значении этого слова не в состоянии понять великого значения дела Христова (божественной премудрости), потому что оно выходит из круга его понимания. – «Духовно», т. е. на основании духовных предположений, имея известный запас высших, духовных познаний.

1Кор.2:15. Но духовный судит о всем, а о нем судить никто не может. 

1Кор.2:16. Ибо кто по­знал ум Го­с­по­день, чтобы мог судить его? А мы имеем ум Христов. 

Кто человек душевный и кто духовный – узнавать это апостол имеет способность, как и всякий духовный человек. В 15-м ст. Ап. утверждает, что такая способность действительно существует, а в 16 прибавляет, что этою способностью владеет и он, Павел. – «Судит о всем». С горы легко видно, что делается внизу, между тем как снизу часто не видно, что происходит на горе. Так и душевный человек не понимает ничего духовного, а духовный понимает все – и доброе, и злое в общественной и личной жизни. – «Ибо кто познал..». Ап. заимствует это выражение из кн. Исаии (Ис.40по тексту LXX). Он указывает здесь, очевидно, на особые, полученные им, откровения, каких не удостоился никто из коринфских христиан («мы» противополагается слову «с вами» – в 1Кор.3:1). – «Ум Господень» (νοῦς) – это не то же, что «Дух Господень». Это выражение обозначает мысли Божии относительно человека и лучшие средства к осуществлению этих мыслей. «Дух» же означает орган, через который эти мысли сообщаются духовному человеку. – «Мы имеем ум Христов», т. е. мы обладаем знанием всех мыслей и планов Христовых и знаем, как привести их в исполнение. Кто к таким людям относится с недоверием, тот, значит, не доверяет Самому Христу.

1Кор.3:1–4. Коринфяне, по обращении своем ко Христу, оставались долго в положении младенцев, и потому Апостол предлагал им питание, подобающее их возрасту (духовному). Доказывает он и правильность такого взгляда на коринфян, упоминая об их ссорах из-за учителей веры.

1Кор.3:1. И я не мог говорить с вами, братия, как с духовными, но как с плотскими, как с младенцами во Христе. 

1Кор.3:2. Я питал вас молоком, а не твердою пищею, ибо вы были еще не в силах, да и теперь не в силах, 

Апостол, как человек духовный, хорошо понимал, что коринфские христиане не способны к воспринятию высшей мудрости Евангельской. Они были «плотские» (σαρκικοί – по Textus Receptus или, лучше σάρκινοι – «плотяные», по тексту Александрийскому и нашему славянскому). Этот эпитет – менее резкий, чем эпитет «душевный» (ψυχικός). Душевный человек – это человек в его естественном состоянии, а коринфяне были люди, возрожденные св. крещением, и имели уже дарования Духа (1Кор.1:5, 7). Человек же плотской или плотяный – это просто обозначение известной, необходимой стадии развития христианина, которая тут же обозначается как «младенчество во Христе». Дурного в этом состоянии собственно ничего нет – человек, со временем, с этой стадии перейдет на другую, высшую. Ап., след., здесь не обличает коринфян, а только констатирует тот факт, что их христианское развитие несколько приостановилось на первой своей ступени. Коринфяне, если они и плотяные, – еще не «рабы плоти»: они только слишком чувствительны к приятным и неприятным впечатлениям. Так некоторые из них приходят слишком быстро в восторг от того, что слушают говорящего языками (1Кор.14:20), – это, по апостолу, люди, похожие на младенцев, живущих еще часто плотскою жизнью. Точно также под эту категорию справедливо подводит здесь Ап. тех, кто пленяется внешними приемами проповедника-учителя веры и из-за привязанности к нему унижает других проповедников. – «Молоком». Здесь разумеется простая проповедь о распятом Христе и о последствиях Его смерти для человечества. Это необходимо было знать каждому человеку, обращавшемуся в христианство. – «Твердою пищею», – т. е. высшею Евангельскою мудростью, которая дает уразумение планов Божественного домостроительства. – «И теперь не в силах». Этому как будто противоречит то обстоятельство, что Ап. в ХV-й гл. нашего послания говорит с коринфянами по вопросам христианской эсхатологии так, как бы он мог говорить только с людьми опытными в христианском познании. Но, собственно говоря, в ХV-й главе нет ничего такого, что не было бы доступно и пониманию простых христиан. Притом, там было уже необходимо апостолу вдаться в разъяснения, более обстоятельные, в виду отрицания возможности всеобщего воскресения. Наконец, заявление Ап. Павла о плотском состоянии коринфян нельзя понимать как относящееся ко всем, без исключения, коринфским христианам...

1Кор.3:3. потому что вы еще плотские. Ибо если между вами зависть, споры и раз­ногласия, то не плотские ли вы? и не по человеческому ли обычаю по­ступаете? 

1Кор.3:4. Ибо когда один говорит: «я Павлов», а другой: «я Аполлосов», то не плотские ли вы? 

Поведение Коринфян обозначает здесь Ап. как поведение людей «плотских» (в большинстве кодексов здесь стоит слово σαρκικοί). Это уже не только состояние слабости, которое продолжается несмотря на полученное возрождение, но прямое противление новой жизни. – «Не по человеческому ли обычаю..». Ап. имеет здесь в виду обычай греков разделяться на партии, носившие имена разных философов (сократики, платоники, пифагорейцы) – «Я Павлов... Я Аполлосов». Ап. уже здесь ставит Аполлоса рядом с собою, показывая этим, что Аполлос был к нему очень близок. Ясно отсюда, что и предшествующая полемика апостола против мирской мудрости имела в виду вовсе не Аполлоса и его партию.

Изображая нелепость деления коринфян на партии, Ап. говорит, что проповедники Евангелия, из-за которых коринфяне спорили, суть только служители Божии на ниве Божией или на Божественном строении. Все, весь успех дела, зависит не от них, а от Бога. В частности, апостол Павел положил основной камень в построении Церкви коринфской, другие проповедники должны продолжать его дело, но продолжать с большою осторожностью, опасаясь, чтобы в постройку не было внесено неподходящего материала. Они должны помнить, что строят храм «Божий» и потому не должны привносить в него «человеческой» мудрости, которая пред лицом Божиим является безумием.

1Кор.3:5. Кто Павел? кто Аполлос? Они только служители, через которых вы уверовали, и при­том по­скольку каждому дал Го­с­по­дь. 

«Кто Павел?» Вместо этого чтения Textus Receptus другие кодексы читают: «что Павел?», т. е. что он такое по своему призванию? – «Они только служители», т. е. не начальники школ, не основатели религиозных обществ, действующие в свое имя, а просто работники, состоящие на службе у другого. – «Чрез которых». Это выражение указывает в Павле и Аполлосе только орудия. – «Поскольку каждому дал Господь». Их дарования личные обязаны своим происхождением произволению Господина или Владыки, – т. е. Христа, Который в Новом Завете часто так называется.

1Кор.3:6. Я насадил, Аполлос по­ливал, но воз­растил Бог; 

1Кор.3:7. посему и насажда­ю­щий и по­лива­ю­щий есть ничто, а все Бог воз­раща­ю­щий. 

«Я насадил», т. е. основал Церковь в Коринфе. – «Аполлос поливал», т. е. содействовал расширению и утверждению Церкви. Ап. говорит о таком служебном значении по отношению только к себе и Аполлосу не присоединяя сюда Ап. Петра, потому что иудействующие могли бы в противном случае сказать, что он намеренно унижает Ап. Петра, авторитет которого они часто противопоставляли авторитету Ап. Павла. – «Есть ничто» правильнее: не есть что-то (особенное).


Притча о горчичном зерне: как её объясняют разные толкователи

Притча о горчичном зерне — короткая история от Иисуса Христа, известная нам по трём Евангелиям. Она проста для понимания и незамысловата в своих образах. Но, не смотря на это, богословы по-разному её толкуют. Познакомимся с этой притчей и комментариями к ней. Быть может, каждый читатель откроет для себя её глубокое содержание.

Притча повествует о горчичном зерне, растительность которого приютила птицу

Эта история по-разному рассказана в трёх книгах Библии:

  • Евангелие от Матфея;
  • Евангелие от Марка;
  • Евангелие от Луки.


Икона, на которой изображён сюжет из притчи. Птицы нашли приют на большом дереве. Теперь уже не важно, что вначале оно было всего лишь крохотным зёрнышком. 


Приведём версию первого из них:


«Иную притчу предложил Он им, говоря: Царство Небесное подобно зерну горчичному, которое человек взял и посеял на поле своем, которое, хотя меньше всех семян, но, когда вырастет, бывает больше всех злаков и становится деревом, так что прилетают птицы небесные и укрываются в ветвях его». (Мф. 13:31-32)

Горчичное зерно отличается малыми размерами и символизирует нечто, что внешне не впечатляет, но имеет большую силу


Зёрна горчицы дают большую растительность, но сами отличаются малым размером. Поэтому Христос мог использовать их в притчах для изображения чего-то незначительного. Горчичное зерно отличается малыми размерами, а потому служит для иллюстрации чего-то незначительного. Ведь помните же, это известное высказывание Иисуса Христа:


«если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда, и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас. (Мф. 17:20)


Вера с горчичное зерно — это идеальная иллюстрация того, какую силу в действительности имеет вера. Но в то же время она — упрёк всем людям в том, что они такой веры не имеют.

Обычное толкование притчи о горчичном зерне: даже простой человек способен совершить большое дело

Самое прямое и популярное толкование притчи о горчичном зерне говорит нам, что человек, подобно зерну горничному, может выглядеть не представительно, но иметь выдающиеся результаты своей деятельности.

Близкие по значению русские пословицы:

  • вода камень точит;
  • встречают по рубашке, провожают по уму.


Притча рассказывает о том, как вклад простых людей приводит души в Царство Божие.


Но Библия не располагает к такому житейскому толкованию притчи. В ней принято видеть послание именно на духовную мысль.


Как горчичное семя, ничем не примечательные простолюдины апостолы посеют зёрна веры в душе каждого человека, и те дадут большие ветви — Церковь Христову, которая откроет путь в Царство Небесное. Под тенью его могут укрываться все желающие, и их становится всё больше, как семян на земле.


Недаром Иисус Христос, рассказывая притчу, предложил именно образ птицы. Ведь она свободно перемещается между небом и землёй. Так и верующие легко попадут в Царствие Божие.

Преподобный Исаия Отшельник считал, что притча учит человека взращивать в себе добродетели


Преподобный Исаия Отшельник полагает, что человек должен уподобиться горчичному зерну по свойствам, о чём говорит так:

«(Есть) таинство (в слове) о зерне горчичном, как сказали отцы, чтоб (возбудить нас) исследовать значение его судя по тому, что (о нем) написано:

Подобно есть Царствие Небесное зерну горушичну, еже взем человек всея на селе своем: еже малейше убо есть от всех семен:

егда же возрастет, более всех зелий есть, и бывает древо: яко приити птицам небесным, и витати на ветвех его.

Таково зерно горчичное, таковы добрые свойства его! (И Господь, выставляя их) желает, чтоб человек подражал ему во всем его (во всем, что сказал о нем).

Сказав, что оно малейше есть от всех семен,


Так какие же это качества? Читаем дальше:


«Он внушает нам смиренномудрие, чтоб мы ставили себя ниже всякого человека; (говоря) что оно стало совершенно (возросло), напоминает о кротости

и долготерпении; что оно огненного цвета — напоминает о чистоте, чтоб не иметь никакой скверны во плоти; что внутреннее его горько — внушает ненависть к страстям, ибо горько тем, кои желают мира; что приятное действие его

на вкус не обнаруживается, если не разжевать его и не растереть, это говорит о злострадании (озлоблении плоти лишениями); когда кто растирает его, оно кусает глаза — это напоминает

о прискорбности деланий (или подвижнических трудов); употребляют его на то, чтоб намазывать им (горчицею из него) омертвелые члены, чтобы они не попортились».


Притча учит долготерпению, кротости, чистоте и другим полезным качествам


То есть, притча призывает подражать Иисусу Христу:


«Уразумеем же значение его и будем последовать свойствам его, и члены свои повредившиеся намажем им, чтоб не попортились и не закишели червями.

Ибо это и есть вочеловечивать, воображать в себе Господа Иисуса; чтоб заботиться по силе нашей настроить себя — для Него по нему (по свойству горчичного зерна), испытывая себя самих, от зерна ли оного есмы мы или нет — от устроения ли его и смиренносердия его, от стертости ли его (в порошок), от горькости ли его, от вкуса ли его.

Милости же Божией есть дело исполнить нас силою на сие, по воле Его. Его слава — Отца и Сына и Святаго Духа во веки. Аминь».

Блаженный Иероним говорил, что притчей Иисус показал благое влияние проповеди на души


Блаженный Иероним Стридонский говорит об удивительных свойствах горчичного зерна. Будучи мелким и неприглядным, оно способно дать внушительную растительность. То есть, суть не во внешнем впечатлении, а в глубоком внутреннем содержании:


«Царство Небесное подобно зерну горчичному,

которое человек взял и посеял на поле своем,

которое, хотя меньше всех семян, но,

когда вырастет, бывает больше всех

злаков и становится деревом,

так что прилетают птицы небесные

и укрываются в ветвях его».


Толкователь сравнивает растительность и Царство Небесное. А также объясняет, чем же является это Царство:


«Царство Небесное это есть проповедование Евангелия и уразумение Писания, ведущее к жизни, а также и то, о чем говорится иудеям:

Отнимется от вас Царство Божие и дано будет народу, приносящему плоды его (Мф. 21:43).

Итак, этого именно рода царство подобно зерну горчицы, которое человек взял и посеял на поле своем».


Сеятель — это Христос:


«Под человеком, который сеет на поле своем, весьма многими понимается Спаситель, потому что Он сеет в душах верующих.

Другие понимают самого человека, сеющего на поле своем, то есть в себе самом и в сердце своем.

Кто есть тот, который сеет, как не наши дух и чувство, которые, принимая семя проповеди и согревая посеянное влагой веры, дают ему силу пустить росток на поле груди своей».


Зёрна — это Евангельское учение и их проповедь:


«Учение евангельское есть самое краткое (minima) из всех учений. На первый взгляд оно даже как будто не имеет возможности внушить доверие к своей истинности, проповедуя, что Бог есть человек, что Бог умер, и проповедуя о соблазне [для всех] — кресте.

Сравни учение этого рода с учениями (dogmatibus) философов, с книгами их, с блестящим красноречием, с изысканностью слога их речей, и ты увидишь, насколько меньше прочих семян посевы Евангелия.

Но когда те учения возрастут, то не обнаруживают в себе ничего затрагивающего, пылкого, жизненного; в них вскипает только вялое, изможденное, слабое и быстро производит злак, траву, которая быстро же и засыхает, и пропадает».


Птицы из притчи — это спасённые души, которые обрели царство Божие.


Проповедь даёт результат — спасает души:


«А эта проповедь [то есть проповедь Евангелия], кажущаяся вначале незначительной, когда она посеяна, — в душе ли верующего, или во всем мире, — не превращается в злак, а вырастает в целое дерево, так что птицы небесные, — под которыми мы должны подразумевать или души верующих, или силы, непрестанно занятые служением Богу, — приходят и живут в ветвях его.

Под ветвями евангельского дерева, вырастающего из зерна горчицы, мне кажется, нужно понимать различие догматов, на которых успокаивается каждая из вышеуказанных птиц.

Возьмем и мы крылья голубя (Пс. 54:7-9) чтобы, возносясь в высоту, мы могли жить на ветвях этого дерева и устраивать себе гнездышки из учений, и, убегая земного, спешить к небесному.

Читая о зерне горчичном, меньшем (из) всех зерен, и о том, что ученики говорят в Евангелии: Господи, умножь в нас веру (Лк. 17:5), а также и ответ Спасителя им:

Господь сказал: если бы вы имели веру с зерно горчичное и сказали смоковнице сей: исторгнись и пересадись в море, то она послушалась бы вас (Лк. 17:6), многие думают, что или апостолы просили малой веры, или Господь был в сомнении относительно их малой веры, хотя, как известно, апостол Павел веру, сравненную с зерном горчицы, считал величайшей.

В самом деле, что говорит он? Если я буду иметь всю веру, так что мог бы и горы переставлять, а любви не имею, то это для меня нисколько не полезно (1 Кор. 13:2).

Таким образом, то, что по слову Господа совершается верой, подобно горчичному зерну, по учению апостола, может осуществиться только верой во всем ее объеме.

Симеон Новый Богослов писал, что притча учит глубоко понимать Учение Христа


Преподобный Симеон Новый Богослов учил, что притчей Мессия проиллюстрировал то, как душа праведника отзывается на Учение Христово:


«Зерном, конечно, Он назвал тебе царство небесное. Зерно же это есть благодать Божественного Духа. А поле — сердце каждого из людей, куда воспринявший Духа ввергает его внутрь, скрывая во внутреннейших частях, чтобы никто не видел его, и хранит его со всякою тщательностью, дабы оно выросло и, сделавшись деревом, поднялось к небу. Итак, если ты говоришь, что не здесь, но после смерти получат царство небесное все, горячо желающие его, то ты извращаешь слова Спасителя и Бога нашего. Ибо если ты не воспримешь зерна горчичного, о котором сказал Он, если не посеешь его на поле своем, то останешься вовсе без семени».

 

Двенадцать апостолов Дата второй половины 13 века12 апостолов на иконе. По одному из толкований, горчичное зерно из притчи — это одни: простые, неприглядные люди, которым спаситель доверил великую миссию. 


Осознание Учения Христа — непростое занятие, оно требует усилий, но сулит блага в посмертном существовании:


«Если же ты и воспринял семя, но заглушишь его терниями, или отдашь зерно на расхищение птицам, или оставишь свое поле по нерадению без орошения, и семя твое не взойдет, не вырастет и не принесет плода; то, скажи мне, какая тебе будет польза от этого семени?

Когда же в иное время, если не теперь, ты получишь это семя? — После смерти, говоришь.

Но ты уклоняешься от естественного порядка: на каком поле, спрошу я тебя, ты скроешь тогда зерно это? какими трудами будешь возделывать его, чтобы оно выросло?

Поистине, брат, ты полон заблуждения и совершенно обольщен. Ибо это время есть время трудов, а будущее — время венцов».

Различия в толкованиях не должны смущать верующих


Вы видим, что толкователи не сходятся во мнениях. И это нормально. Вот, например, Иоанн Златоуст сравнивает Христа с зерном:


«Теперь, если мы вникнем в этот предмет со всей тщательностью, мы найдем, что притчу эту можно применить к самому Спасителю. Ведь и Он был ничтожен на вид; и Он недолговечен в мире нашем и велик на небе; Он — и Сын человеческий, и Бог, Сын Божий; Он — неисчетный, вечный; Он — невидимый, небесный, доступный вкушению одних лишь верных; Он был сокрушен и по страдании сделался белым как молоко; Он величием превосходит всякое другое растение; Он — неразлучное с Отцом Слово; Он — Тот, на котором обитают птицы небесные».

 

Как всё это согласовать с предыдущими толкованиями, где семя — апостолы, где семья — знание?


Всё просто. Во-первых, никакой птицы с деревом в действительности не было. Это лишь образ, а потому нет ничего удивительного в том, что он удобен для иллюстрации разных идей. Во-вторых, многие слова Иисуса Христа очень легко открывают второй и даже третий смысловой уровень, так что вариативность толкований — это отличительная черта высказываний Мессии.


Ряд толкователей полагают, что Иисус Христос использовал в качестве образа не горчицу чёрную, а сальвадору персидску. На эту тему очень хорошо написано протоиереем Василием Рождественким в Троицких листках:


«Он Сам есть и горчичное семя и Сеятель.

В Нем едином, как в малом семени, заключалась первоначально вся Церковь Его; от Него распространилась она; в Нем едином она обретает и ныне свою жизнь; Он единая, вечная Глава ее, и без Него не было бы и Церкви.

Он же есть и Сеятель, добровольно предавший Себя на смерть и через это даровавший жизнь Своей Церкви всем, верующим в Него».


Так что мы не должны ограничивать себя одним толкованием. Есть смысл изучить вопрос всесторонне и прислушаться к тому, что отзывается в сердце.

 

 


 

Поделиться :
 
Другие новости по теме:

  • В Луганске состоится концерт-притча Светланы Копыловой
  • Анонс. Концерт-притча Светланы Копыловой
  • Понедельник 6-й седмицы по Пятидесятнице
  • Пятница 5-й седмицы по Пятидесятнице
  • Притча о мытаре и фарисее


  • Добавление комментария
    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent



     
    Новости Православия
    Новости Патриархии
    Новости УПЦ
    Новости Луганской епархии
     
     
    Еженедельное печатное издание. Архив номеров.
    Ссылки на сайты Алчевского благочиния

    Архив
    Декабрь 2021 (4)
    Ноябрь 2021 (91)
    Октябрь 2021 (107)
    Сентябрь 2021 (133)
    Август 2021 (100)
    Июль 2021 (107)
    Официальный сайт Алчевского благочиния, УПЦ МП, город Алчевск, Свято-Николаевский Кафедральный Собор, протоиерей Александр Устименко.
    При использовании материалов ссылка на источик и первоисточник - обязательна.
    © 2009-2018